November 19th, 2013

Uragany

ВИНИЛ: Lou Reed "Live: Take No Prisoners" 1978

Оригинал взят у ban4a в ВИНИЛ: Lou Reed "Live: Take No Prisoners" 1978

"Он был пиздлив, как Лу Рид..." - именно такую характеристику дал Ирвинг Уэлш одному из своих персонажей то ли в "Траинспоттинге", то ли в "Порно" - не помню... Помню, что мне была не совсем ясна эта аллегория. Вот Заппа, например - да, страшно пиздлив. Помните его великий концертник Roxy & Elsewhere 1974? Так там Заппа перед каждой пластиночной стороной, коих 4 на альбоме, пиздит как минимум 2-3 минуты - посвящает нас в таинства музыкальной иносказательности. Так что почему он был пиздлив именно как Лу Рид, мне было непонятно... До того момента, как я не услышал этот альбом - Take No Prisoners. Вот тут-то мне и раскрылась вся суть этой метафоры... Вот уж в натуре - это альбом голимого луридовского пиздежа – беспощадного и непрекращающегося! Это на самом деле самый мой нелюбимый концертник Лу Рида, коих у него в достатке, вплоть до того, что можно составлять хит-парады концертников Лу Рида... Мало того – это один из моих самых нелюбимых альбомов Лу Рида вообще! НО – это альбом Лу Рида – и не ебет! В принципе он везде так и идет – ТОЛЬКО ДЛЯ ФАНАТОВ! А я – фанат!)))
Collapse )
В 1978 году Лу Рид уже как пару лет жил с некоей Рейчел – чуваком, сменившим пол. И все было бы хорошо, да и чувиха вышла из Рейчел ничего так себе – весьма женственная. Правда, иногда она забывала побриться, особенно после всех этих ночных гулянок, коими грешил Лу Рид в то время, и вот тогда обслуга гостиниц, в которых останавливался Лу с Рейчел, просто грохались в обморок от неожиданности. Да. Еще старина Лу снова крепко подсел на героин в то время. А еще он пошел на странные эксперименты, чтобы нивелировать эффект рок-шоу. Именно в этот период он баловался такими штуками, как, например, попросту не выключал свет в зале. Потому что типа несправедливость – артист стоит на освещенной сцене, а зрителей своих не видит, зрители погружены во тьму. И Лу Рид подумал – какого хуя? И вот его шоу тех времен были полностью освещены. А то что зрителям было весьма некомфортно – это уже похуй. О похуизме Лу Рида вообще ходят легенды. Например, именно в это время был самый бум панк-движения. Ну и разумеется все панки мира считали Лу Рида с его Velvet Underground за одного из отцов-основателей всего этого безумия. Нью-Йорк славился своим клубом CBGB. Именно оттуда вышли все эти Блонди, Токинг Хэдзы, Рамонезы, Патти Смиты и прочие Нью-Йорк Доллзы. Джон Кейл – давишний луридовский антагонист еще по временам Вельветов – тоже как раз вступил в свой самый что ни есть экспериментальный период творчества, и стал очень сильно заигрывать с панком, частенько выступая именно в CBGB. Лу Риду опять же было похуй. Он предпочитал клуб Max's – любимый клуб Энди Уорхола. Да и к панкам он себя никогда не причислял. «Я слишком литературен для панк-рока», — говаривал он. И был безусловно прав.

Лу Рид и Рейчел

Я где-то читал, что в Take No Prisoners Лу Рид выступает в амплуа стэнд-ап комика. И очень даже неплохого. Так говорят во всяком случае. Что ж – мой симулятивный английский не позволяет мне в полной мере насладиться луридовским пиздежом. Но публика в зале реально веселится. Лу Рид собрал довольно-таки развернутый состав. На сцене вместе с ним – 8 человек. Главный музыкант в его группе того времени – Майкл Фонфара – клавишник, игравший в культовой группе 60-х Electric Flag вместе с Бадди Майлзом и Майком Блумфилдом. Так что группа в принципе звучит хорошо. Местами. Все равно какой-то элемент опездольства есть во всем этом. Песни длинны и затянуты. Причем затянуты не для какого-то там развернутого соло, нет. Они затянуты для луридовского пиздежа. Для стенд-ап комедии бля. 2 чувихи на подпевках положение нифига не спасают, а напротив – они лишь подчеркивают вот ту безалаберность и расхлябанность, с которой Лу Рид и его группа выступают на сцене. Впрочем, на самом деле есть на этой пластинке совершенно гениальные куски. Например I’m Waiting For The Man – вельветовский гимн всего альтернативного рока – на 14 минут. Причем если не смотреть название песни, я никогда в жизни не узнал бы ее. Или песни из луридовского альбома Street Hassle, который собственно он и обкатывает на этом концерте – они великолепны во всем своем рокенролльном величии: они шумны, грязны, похабны. Кстати о похабстве – Лу Рид очень кичится грязью своих шуточек. Он об этом открыто говорит в какой-то из песен. Не забывает он пройтись и по панкам в целом и Патти Смит в частности: «Это нихуя не Радио Эфиопия, это Радио Бруклин!» И он прав. Лу Рид действительно является народным нью-йоркским поэтом. Именно НАРОДНЫМ. Я в Нью-Йорке неоднократно видел расписанные его именем стены в подземках метро. Любят его там. Причем Лу Рид нифига не идеализирует Нью-Йорк. Напротив – он выписывает странных персонажей, транссексуалов, гомосексуалистов, наркоманов. Лу Рид воспевает именно маргинальный Нью-Йорк. Этот город в его песнях воняет помойкой, ангидридом и анальной смазкой. Вот как картинка, которой оформлена пластинка. И все же – это музыка Лу Рида. И я ее люблю. С детства, со времен залипалова на Velvet Underground.